Почему Чернобыль является угрозой для мира, даже 34 года спустя —

Когда дует ветер от саркофага

Для начала уточнение. Все знают про «Десятку» и «Тридцатку» – 10-ти и 30-километровые охранные периметры вокруг Чернобыльской АЭС. Однако на самом деле «Тридцатка» намного шире, напоминает Максим, – в некоторых местах больше, чем вдвое. На запад, например, она тянется почти на 90 км.

«Название „30-километровая зона“ – очень условное. В отличие от Десятки, Тридцатка практически чистая. В целом, почти норма по экспозиционному фону. Но жить там нельзя – вся земля в радионуклидах».

Видео

Современное искусство в Припяти

В последние десятилетия современное искусство захв

В последние десятилетия современное искусство захватило не только весь город Припять, но и само здание атомной электростанции. Например, стену центрального инженерного корпуса украшает огромное граффити культового американского комика Джорджа Карлина. Страшная трагедия, произошедшая в городе, продолжает волновать умы разных художников. Рисунки, которые можно найти в самых неожиданных местах, уже стали местной достопримечательностью. Удручающая атмосфера Припяти придает граффити особый колорит.

Местный житель

Иван утверждает, что никогда не испытывал никаких

Иван утверждает, что никогда не испытывал никаких признаков лучевой болезни, которая подкосила многих местных жителей после катастрофы 1986 года. «Я часто пою, занимаюсь хозяйством, словом, живу. Только некоторые вещи делают медленнее, чем обычно, но это, наверное, сказывается возраст», — говорит он.

По приблизительным оценкам, около 200 «самоселов» решили проигнорировать предупреждение властей и вернулись в свои деревни. Они живут в 162 селах, которые располагаются в зоне отчуждения. Многие из местных жителей — пожилые люди, большинство из них — женщины 70-80 лет. Ивану Шамяноку, о котором мы упоминали ранее, на момент интервью в 2016 году было 90 лет. Несмотря на его пожилой возраст, он живет один и самостоятельно справляется со всеми бытовыми обязанностями. Однако он говорит, что в его деревне остается все меньше и меньше людей. «Люди не возвращаются, — говорит он. — Все, кто хотел, уже давно здесь живут».

Власти пообещали не допустить дефицита продуктов в России Метод «Поток времени» поможет справиться с прокрастинацией на работе «Я не знаю»: эта фраза не слабость, а навык лидера (как ее правильно говорить)

Призраки в Припяти

Есть ли призраки в Припяти? Обычный человек ответил бы на него, что, конечно, нет. Но те, кто живет в Припяти, говорят что иногда по ночам они видят тени и слышат шепот, хотя в округе никого нет. Этот факт остается очень интересным и загадочным.

С одной стороны, призраки Припяти могут быть попросту те же сталкеры, или же вандалы, которые, скрывая свои преступления в темноте, работают в основном ночью. А уставший за день работник, может увидеть и услышать на сонную голову что угодно.

Но с другой стороны Припять — это и есть город призрак. У него такая ужасная и страшная история, что от нее идет мороз по коже. Вполне возможно, что по городу летает призрак, который живет дальше и лишь подогревает интерес к любопытному для многих вопросу о том, живут ли люди в Припяти.

Рабочие-вахтовики

Обслуживание саркофага «Укрытие» и строительство нового купола, мероприятия по охране, контроль технического состояния оборудования, исследования в области атомной энергетики, которые помогут предотвратить подобные катастрофы в будущем – дел в окрестностях печально известной АЭС немало. Живут ли люди сейчас там?

В Чернобыль многие отправляются ради заработков. Обычно вахта длится от 30 до 60 дней. Строители и рабочие проживают в поселениях. Численность их колеблется в пределах нескольких тысяч человек, в зависимости от сезона.

Жизнь до аварии

Припять разрасталась очень быстро. Вскоре численно

Припять разрасталась очень быстро. Вскоре численность жителей превысила количество населения Чернобыля.

Сегодня этот город нередко называют памятником советского прогресса и халатности. На старых фото можно увидеть типовые многоквартирные пятиэтажки, уютные аллеи, украшенные модной в те времена мозаикой административные здания. Жизнь в этом молодом динамично развивающемся городе била ключом. Население Припяти до аварии достигало 47 500 человек. Как и в других атомоградах СССР, большая часть жителей трудилась на градообразующем предприятии – атомной станции.

В те годы количество жителей в Чернобыле превышало 13 000.

Судьба облученных людей

При высоком уровне радиационного облучения первым симптомом отравления является рвота. Уже в первые сутки весь госпиталь был заполнен людьми с такими проявлениями, но врачи не знали, что с ними происходит.

Жителей Припяти вывозили из радиоактивной зоны колонами автобусов. И по воспоминаниям очевидцев, это делалось не по правилам. Согласно санитарным нормам, эвакуированных людей необходимо на пропускном пункте переодеть, искупать, проверить дозиметром уровень радиации, пересадить в другой автобус, а потом уже вывозить на не зараженные территории. Но все происходило в спешке и совсем не так.

Детский садик в Чернобыле спустя 31 год

Детский садик в Чернобыле спустя 31 год

Заброшенная Припять

Некогда один из самых современных и красивых город

Некогда один из самых современных и красивых городов Украины опустел за один день. Жители в спешке бросили свои дома, оставив все вещи, чтобы так и не вернуться. С тех пор прошло несколько десятилетий, и посетители, хотя и на короткое время, приезжают в Припять. Это родственники, которые посещают могилы своих родных, а также журналисты, ученые и туристы.

CBS заплатила около 9 млн долларов за право показа интервью с Гарри и Меган Синтия Эриво в Valentino и другие звездные образы на церемонии «Золотой глобус» Звезда «Интернов» Светлана Пермякова взяла ипотеку на квартиру с видом на Кремль

Чтобы пройти в город, нужно оформить специальный пропуск и пройти через контрольно-пропускной пункт. Но есть некоторые смелые люди, которые тайно приезжают в Припять. Среди них много поклонников видеоигры S.T.A.L.K.E.R.

Cамоселы

Узнав о том, что в Чернобыле нас интересует все, наш новый знакомый, автомеханик «Чернобыльсервиса» Петро, решил показать самое, с его точки зрения, важное – самоселов: «Представляете, некоторые из них даже в дни всеобщей эвакуации, когда все драпали отсюда, не уехали. Вот к таким и идем!» По чернобыльским улочкам Петро ведет нас куда-то в глубь кварталов. Сумерки стремительно переходят в ночную тьму, на часах девять вечера. Только потом нам сказали, что в Чернобыле есть комендантский час, 20.00, после которого любые передвижения по городу строжайше запрещены. Но то ли нам повезло, то ли Петро знал, где идти, — нас не поймали. Только с наступлением ночи в Чернобыле становятся видны признаки человеческого жилья — кое-где в окошках горит свет. Есть тут, правда, несколько пятиэтажек, где живут вахтовики, — там всегда людно и светло. Но в основном Чернобыль весь одноэтажный, частный. До революции город находился в черте оседлости, и здесь было больше половины евреев. В Чернобыле до сих пор показывают могилу одного и основателей хасидизма Наума Чернобыльского. В годы Великой Отечественной войны большинство евреев были уничтожены немцами. И все равно, если бы не катастрофа, город мог бы походить на Витебск с картин Шагала: маленькие, когда-то беленые домики, какие-то плетенные из веток сарайчики…

А свет в окошках — это самоселы, люди, по разным причинам выбравшие жизнь между пятен радиоактивного загрязнения, с дозиметром в руках. В основном это старики-пенсионеры, которым, как они сами говорят, нечего терять. Их тут десятка два-три.

Петро все двадцать лет, прошедшие с катастрофы, работает в Чернобыле вахтовым методом в автомастерской. «Во-первых, я люблю Чернобыль, во-вторых, здесь есть работа, а за Зоной нет», — объясняет он. С уверенностью частого гостя Петро перемахивает забор, отворяет изнутри калитку, стучит в окно: «Семеныч, открывай!» Хозяин, старый, но все же еще не дряхлый человек, впускает нас в дом: «Степан Семеныч, — представляется он, — а це жинка моя, бабка Наталка». Бабушка несколько испугана, но, увидев знакомую физиономию Петра, улыбается и приглашает нас войти. В доме все несколько ветхо и чуть-чуть запущено, как бывает у стариков. Но в каждом красном углу — по добротной большой иконе, и от этого возникает чувство основательности и уюта. На книжной полке фотография хозяев в молодости — все как положено, — на столе свежие булки, испеченные бабкой Наталкой.

Степан Семенович и баба Наталка — коренные чернобы

Степан Семенович и баба Наталка — коренные чернобыляне. «После аварии дали нам квартиру в другом городе, — рассказал Степан Семенович, — съездил я, посмотрел и понял: не сможем жить на чужбине. Так и остались здесь, в Чернобыле. И ничего, живем»

После Катастрофы им дали жилье в одном из городов Украины, но съездив туда на пару дней, Семеныч понял: жить не стану. И они вернулись в Чернобыль.

— Как же вы жили? Не страшно было?

— А так вот и жили. Когда станция взорвалась, мы как раз картошку сажали, помидоры. Так что с голоду не помирали. Да и магазин работал: ликвидаторам же тоже надо было как-то жить, — вспоминает Степан Семеныч.

Город стремительно пустел, к началу мая вывезли женщин, стариков и детей, чуть позже мужчин. Во избежание паники людям говорили, что они покидают свои дома на два-три дня, так что брали с собой деньги, документы и смену белья. Едва Чернобыль опустел, началось мародерство. Сначала по домам в поисках добра прошлась милиция, потом военные, а уже позже стали наведываться «специалисты широкого профиля». «Помню, — рассказывает Семеныч, — в первые дни я не раз воевал с милицией. Да-да, выйду, бывало, с топором и прямо так и говорю: а ну, мол, ложи взад все, что взял, а не то я тебе всю машину поразбиваю!»

Живут самоселы на пенсию и с огорода. Конечно, прежде чем копать новую грядку, «прозванивают» землю дозиметром. Если дозиметр показывает повышенный фон, копают в нескольких метрах в стороне. Еще ловят и едят рыбу из реки Припять, на которой стоит город. Уверяют, что радиации в рыбе даже меньше, чем в купленной в Киеве на базаре. Едят и грибы из окрестных лесов. Но только белые: они единственные почему-то не накапливают радиации. «Радиации мы не боимся, — говорят самоселы, — ведь живы же мы до сих пор, значит, не так она и страшна! А те, кто тогда уехал из родных мест, — где они сейчас? Да большинство уже поумирало, а мы тут жили, живем и будем жить, пока от старости не помрем!»

Жизнь в зоне отчуждения

По словам Ивана, жизнь в зоне отчуждения тяжела, о

По словам Ивана, жизнь в зоне отчуждения тяжела, однако он не жалеет о том, что вернулся в свою деревню после взрыва. «Мне не понравился шум Киева, — говорит он. — Если мне нужна рыба, я иду на рыбалку, а если мне нужны грибы, я иду в лес. Все просто». По словам мужчины, вопреки распространенному мнению уровень радиации на зараженной земле довольно низкий, по-крайней мере в Парышеве.

Однако ученые утверждают, что не все так радужно,

Однако ученые утверждают, что не все так радужно, как кажется на первый взгляд. Радиация носит спорадический характер, а долгосрочные последствия облучения пока не известны науке. Согласно докладу ООН, жители, живущие в районах с низким уровнем загрязнения, получили облучение, равное нескольким процедурам рентгена. Так это или нет — установить сложно, поскольку жителей в зоне отчуждения слишком мало.

Как попасть в Чернобыль

Если описанное выше вас не убедило и вы готовы рискнуть своим здоровьем, то вы можете присоединиться к примерно 70 000 человек, которые ежегодно посещают Чернобыль в качестве туристов.

Тех, кто бывал в зоне отчуждения Чернобыльской АЭС мы всегда будем рады выслушать в нашем Telegram-чате. Нам очень интересно что там сейчас происходит.

Там действительно есть на что посмотреть, но вы должны будете подписать бумагу, что не имеете претензий к организатору экскурсии, если с вами что-то случится, и строго следовать за гидом.

Приехав туристом в Припять можно встретить тех самых диких животных.

Они знают все дороги, по которым можно ходить без существенно облучения. Ведь шаг влево или шаг вправо может в прямом смысле стоить жизни. Уровень заражения территорий очень неоднороден.

Зато только там можно осознать, насколько хрупко то, что люди строят годами, на что рассчитывают и к чему прикипают душой. Был большой город, в котором жили люди, а теперь его нет. То есть, город остался, но жить там больше нельзя. Люди бросили все и уехали. А все из-за того, что мирный атом вышел из-под контроля.

Теги

Adblock
detector