Жизнь без гаджетов

День второй

Если в первый день телефон остался дома из-за приступа лени, то теперь я делаю это намеренно. И чувствую себя не хуже Франциска Ассизского. Фактически я на сутки добровольно лишаю себя всех благ цивилизации: музыкального сопровождения, общения с малознакомыми людьми, флирта с ними же, отказываюсь использовать приложения по доставке еды, вызову такси, курьерские службы, фотографии документов, хранящиеся в альбомах. «С одной стороны это довольно полезно, – думаю я. – Ты снова не будешь тратить силы на рефлексию из-за отношений, завидовать кому-то или над кем-нибудь смеяться. Сконцентрируешься на работе, а на выходных залипнешь в телефон». Я вспоминаю свою подругу из Амстердама: она бродит по городу с сумкой, в которой хранится пара огромных смартфонов. Когда я пытался отправить ей подарок почтой, то получил вот какой ответ: «Держи мой номер. Но пусть курьер звонит мне до 10 утра или после 6 вечера, потому что в остальное время я работаю». Когда я попросил ее дать рабочий номер на случай, если вечером курьеры могут быть слишком заняты (речь о Голландии), она ответила: «В смысле?» А потом добавила: «Ну конечно же я тебе его не дам. Это ведь рабочий номер, лапочка». Моя собственная рабочая и личная жизнь смешались и хранятся на одном смартфоне. По соседству с чатом «Семейка» в WhatsApp, куда моя бабушка отправляет GIF-открытки в Крещение, Вознесение, на Масленицу и так далее, находится переписка с Максимом Галкиным, агентом Ирины Винер-Усмановой и забавный чат с Сергеем Лазаревым (обсуждали исключительно рабочие моменты). Поэтому каждый раз, когда телефон попадает мне в руки, я не знаю, чего от него ожидать. И кажется, мой мобильник меня пугает.

Видео

Пятый день

В детстве родители несколько раз ставили меня в угол, после того, как я демонстративно отказывался выходить на улицу (выбросить мусор, сходить в магазин за хлебом или погулять со сверстниками). Каждый раз воспринимал это как должное и стоял до последнего. Даже когда мама просила прощения и звала смотреть мультики. Я отказывался и продолжал упрямо стоять в углу.

С тех пор прошло больше двадцати лет, но ощущения точно такие же. Вот только в угол меня никто не ставил, я сделал это сам. И если супруга предложит отказаться от моего эксперимента и позовет смотреть мультики, да хоть stories какой-нибудь инста-мамы, сразу же соглашусь.

Увеличится смертность в ДТП и при пожарах

Впрочем, есть перспектива более насущных проблем. Например, без сотовых телефонов не будет и мобильной связи. Неудобство в таком случае — меньшая из бед. Ведь возрастёт количество аварий и других экстремальных ситуаций с летальным исходом. Банально не с чего будет звонить в службы 112, 911 и их аналоги. Причём даже из дома. Поскольку много ли осталось домохозяйств со стационарными телефонами?

Чтобы понять, насколько велика роль мобильников в работе экстренных служб, обратимся к статистике. Например, в США за 2017 год спасатели зарегистрировали примерно 240 миллионов вызовов на номер 911. С мобильников звонили примерно в 80% случаев. Также существует ряд исследований, доказывающих, что с приходом мобильной связи службы спасения стали сохранять больше жизней.

При этом есть любопытный факт. В США до сих пор не улажен вопрос с тем, могут ли операторы передавать в службу 911 данные о месте нахождения человека, который терпит бедствие. Конфиденциальность, понимаешь ли. В России проще: операторы службы 112 спокойно могут запросить координаты гражданина, если есть необходимость.

Восьмой день

Прокатился на автобусе, а потом спустился в метро. Кажется, 80 % всех пассажиров в пути смотрят в смартфоны и слушают музыку. Завидую им. Вообще, самая большая проблема с общественным транспортом — поиск нужных маршрутов.

День пятый

Почему небольшой квадратный кусок пластика и стали влияет на мою психику не меньше, чем климат или сумасбродство президента? Один из ответов находится в книге «Рефлексы мозга», выпущенной физиологом Иваном Сеченовым в 1863 году. Там феномен, дающий нашему смартфону силу над нашим разумом, называется «ориентировочный рефлекс». Если совсем просто, это комплекс визуальных (и не только) изменений, которые приводят мозг в состояние стресса и возбуждения. Каждое новое обновление ПО, меняющее интерфейс смартфонов, ведет к тому, что мы чаще ими пользуемся. Ночная и дневная расцветка приложений – еще один способ заставить вас чаще брать в руки телефон. 3D-заставки, изменение иконок, новые стикеры – все это нас заинтересовывает, а соответственно – будоражит и привлекает. По словам историка Юваля Ноя Харари, люди регулярно пользующиеся смартфонами, имеют гораздо меньше свободы воли, чем им кажется. «Мы больше похожи на животных, которых день за днем взламывают хитроумные хакеры, – пишет он. – Мы не хотим думать, потому что привыкли – кто-то сам закладывает мысли в наши головы».

Расплата за многозадачность

Иногда мы и вправду не знаем, как перестать тыкать в экран. Это же непродуктивно! Мы выжимаем из себя и своего смартфона максимум — в любое время, в любом месте. Если уж торчать в пробке на работу, то с пользой: просмотреть электронную почту. Где-то между станциями метро заказываем еду на дом. И надо успевать лайкать, а то друзья обидятся! Гаджеты подарили нам ещё одну иллюзию: мы можем всё успеть.

— В 2016 году, когда мы занимались изучением аудитории, смартфон вызывал у наших респондентов положительные чувства. Он воспринимался как нечто принадлежащее только тебе, расширяющее твоё пространство и свободы, — рассказывает Екатерина Лапина-Кратасюк. — Речь в том числе шла о том, что гаджеты дают возможность эффективнее использовать время. Например, у пассажиров общественного транспорта пропадало ощущение вычеркнутых из жизни часов. Ещё в доцифровую эпоху появилось понятие "транзитные пространства" — это такие пространства перехода из одной точки в другую, в которых городской житель теряет время впустую. Появление смартфонов изменило ситуацию. Респонденты отмечали, что гаджеты позволяют им находиться одновременно везде, выполнять сразу несколько задач, быть в курсе событий, делать то, что раньше они не успевали, — например, читать.

— В то же время гаджеты способствуют тому, что внимание человека быстро переключается. В смартфоне вы перемещаетесь из приложения в приложение, на ноутбуке — бегаете между миллионом открытых вкладок, — продолжает Андрей Возьянов. — Этот характерный для современных людей симптом ещё называют заппингом — первоначально так обозначали быстрое бесцельное переключение телеканалов с пульта, но сейчас значение слова расширилось.

Но можем ли мы быть многозадачными? Ведь мозг — прожорливый орган: он с удовольствием лопает четверть всей потребляемой нами энергии. Мозг — дорогостоящий и ограниченный ресурс, силы которого приходится экономить. И поэтому 97,5% людей неспособны, как Цезарь, выполнять несколько задач сразу. Приходится постоянно дёргать "переключатель задач" в мозге. Но каждый раз, когда человек отвлекается, чтобы, например, посмотреть что-то на смартфоне, мозговая активность прерывается. Эту паузу называют "ценой переключения". Иногда временная задержка — всего десятые доли секунды. Но за день беготни между задачами, переписками и лайками мы платим приличную цену.

— Правда в том, что в современном мире мы не вольны выбирать, быть многозадачными или нет, — говорит Константин Фрумкин, философ и культуролог, координатор Ассоциации футурологов. — Это не мы выбрали многозадачность, это она нас нашла. И раз уж она пришла, то надо приспосабливаться. В этом смысле хорошо, что мы переключаемся всё лучше.

— Я думаю, что даже в плане новых условий труда многозадачность из возможности и навыка превращается в требование, — соглашается Андрей Возьянов.

Может быть, мы научимся успешно функционировать в многозадачном мире. Вместе с появлением первого смартфона родилось и новое поколение людей, для которых многозадачность естественна. Современные подростки живут в эпоху небывалой сложности, неопределённости и многообразия. Старые пути решения задач перестают работать. Пробуя и ошибаясь, мы нащупываем новую модель поведения — сетевую. Учимся распределять свои ограниченные когнитивные ресурсы: отличать главное от второстепенного, планировать и ставить цели, гибко реагировать.

40% времени продуктивной работы мозга может отбирать попытка выполнять несколько задач одновременно, по данным исследований психолога Дэвида Мейера

Соцсети обанкротятся, фондовый рынок рухнет, миллионы людей останутся без работы

Фото: © Shutterstock

Сегодня 2,6–2,8 миллиарда людей — около 35% населения Земли — пользуются соцсетями и мессенджерами. Почти все эти сервисы исчезнут вместе со смартфонами. А те, что останутся, получат критический урон, от которого будут долго оправляться. Однозначно исчезнут «Инстаграм» и «Снепчат», у которых нет полноценных десктопных версий. «Твиттер» и «Фейсбук» зависнут между небом и землёй: у первого сервиса 80% всего трафика приходится на мобильники, а у «Фейсбука» — 75%.

Но не столько жалко миллиардеров, которые рулят этими корпорациями, сколько компании, которые пойдут на дно вместе с соцсетями. Только в «Фейсбуке» в 2017 году было зарегистрировано 40 миллионов бизнес-страниц. Разные организации потеряют огромный рекламный охват. Они долго будут нести убытки из-за того, что не вся и не сразу мобильная аудитория перейдёт в десктоп. Пройдёт время, прежде чем рекламный рынок перестроится. И это мы ещё не говорим о том, что огромный урон понесут Apple и Google, которым принадлежат Android и iOS. Сгинуть они, может быть, и не сгинут, но сильно «похудеют» в капитализации.

Представьте, что из мировой экономики исчезли полтора-два триллиона долларов. Фондовый рынок рухнет. Миллионы людей по всему миру потеряют работу. Возможно, начнётся вторая Великая депрессии, которая затронет не только США, но и остальных.

Смартфонные страшилки, которые могут оказаться правдой

Бракованный текст

Исследования показывают, что цифровой текст мы запоминаем хуже печатного. Дело в том, что для восприятия текста мозг строит его мысленную карту наподобие тех, что он строит для местности. Мы помним: чтобы дойти до дома, надо перейти через мост и обогнуть сквер. И точно так же мы помним, что Анна Каренина бросилась под поезд где-то в конце прошлой главы, в нижней части левой страницы. Но цифровой текст не обладает столь очевидной топографией — разместить ту же самую информацию на экране или в объёме электронной книги сложнее. А значит, вероятно, сложнее и запомнить.

Камера вместо памяти

Регулярное использование камеры смартфона может подточить память. В эксперименте, который провели учёные Фэрфилдского университета, участников просили осмотреть музей, и те, кто фотографировал, запомнили меньше экспонатов и информации о них, нежели те, кто просто бродил по залам. А ведь мы всё чаше смотрим на мир через объектив телефона. Неужели и наши воспоминания вот-вот сбегут в гаджет?

Чёрствые гаджетоманы

Для развития эмпатии — способности сопереживать человеку необходимо видеть, как реагируют на его слова и действия другие. Некоторые исследователи считают, что онлайн-общение обрубает эту обратную связь: даже самый современный гаджет не способен показать последствия наших слов и действий. Поэтому люди постепенно черствеют и всё меньше сочувствуют.

Фейсбучный недосып

Большую часть своей истории люди проводили вечера в темноте. Пару веков назад в наших спальнях появилось искусственное освещение. Исследования показывают, что оно подавляет выработку гормона сна мелатонина. Хуже всего на мелатонин влияет голубой свет от экранов смартфонов и ноутбуков. Привычка проверять перед сном ленту новостей подтачивает качество сна.

Теги

Adblock
detector